8(495)912-63-37 
gmc@edu.mos.ru
FacebookВКонтактеYouTubeInstagram

Четверг, 14 Октябрь 2021 16:08

Мел: Фартуки и гвозди: как в школе придумали уроки труда, превратившиеся в «Технологию»

Помните эти сдвоенные уроки труда в советских школах? Девочки идут готовить горячие бутерброды или кроить фартуки, мальчики – что-то мастерить в компании колоритного трудовика. Зачем это было нужно и действительно ли «труды» что-то давали детям? Изучаем историю предмета и пытаемся понять, изменился ли он сейчас (или новым стало только название).

Труд в советской школе: заводы и колхозы

В середине 1950-х годов Академия педагогических наук СССР начала эксперимент по дифференцированному обучению и введению производственного труда в школах. По данным Главархива Москвы, в 1958 году на педагогических чтениях академии докладывали об опыте экспериментальной школы №  204.

В учебном заведении оборудовали столярные и слесарные мастерские с верстаками, тисками и инструментами, а также кабинеты машиностроения, электротехники и черчения, мастерские с токарными, фрезеровочными и сверлильными станками. Школьники стали выполнять заводские заказы и соревноваться друг с другом.

Например, ученики 5–7-х классов мастерили на дополнительных занятиях в том числе ящики для аккумуляторов, подносы для раздаточного материала, подставки для приборов и ручки для лопат и многое другое.

Школа 204 входила в 500 учебных заведений, где старшеклассники шли на практику на заводы – по шесть часов в день в течение месяца. Восьмиклассники, как правило, проходили практику в колхозах. В документе упоминаются 93 ученика из 9-х классов, которые ходили на промышленную и сельскохозяйственную выставки, а потом получили квалификацию токарей-универсалов или слесарей-ремонтников на заводе.

«Раньше мы только по книжкам и картинкам в кино знали, что такое завод и работа на нём. Теперь мы своими глазами увидели всё это, познакомились с людьми, а люди, простые рабочие, очень хорошие», – рассказывает о производственной практике ученик 204-й школы Борис Горячкин.

В выпускных, 10-х классах ученики экспериментальной школы чередовали обучение и труд на заводе. На уроках они изучали темы, связанные с производством, проводили практические работы. Также старшеклассники ходили на тематические выставки, а с третьей четверти самостоятельно работали по выбранной специальности.

Их труд оплачивался. Ученическая ставка составляла 330 рублей, что по тем временам было приличной суммой для школьника. Например, средняя зарплата молодого учителя в 1958 году равнялась приблизительно 400 рублям. Десятиклассники получали полставки, девятиклассники – треть. В докладе говорится, что большинство из школьников сдавали экзамены по теории на хорошо и отлично.

В середине 70-х годов школьников вместе со студентами стали приглашать в колхозы, а в учебных заведениях начали оборудовать учебно-производственные комбинаты. Старшеклассники могли получить начальную профессиональную трудовую подготовку прямо в школьной мастерской или на стройках и заводах.

Наталья Набока работала в школе №  4 подмосковного Серпухова с 1974 по 1986 год. Она рассказывает, что ученики ходили на хлопчатобумажный комбинат «Красный текстильщик».

Девочки получали специальность прядильщицы, ровничницы, ткачихи, а мальчики учились у наладчиков оборудования и рабочих печатных станков.

В 1986 году Набока перешла в школу №  2 Серпухова, где позже стала замдиректора по учебной работе. Тогда с 5-го по 8-й класс у мальчиков и девочек были уроки технического и обслуживающего труда, а в 9–10-м классе – производственного.

«Программа была обязательной, как закон: от неё нельзя отклоняться, – вспоминает педагог. – Если по каким-то причинам (например, в школе нет столярной мастерской) программа не может быть выполнена, то изменения нужно согласовывать с завучем и Комитетом образования. Девочки с 5-го до 9-го класса на сдвоенном уроке раз в неделю занимались кулинарией, шитьём, домоводством и санитарией. То, чему они должны были научиться, было прописано в программе. Например, на машинке это прямая строчка, запошивочная строчка, изготовление фартука, юбки или брюк, ночной рубашки».

Педагог отмечает, что не во всех школах были швейные машины, по правилам они должны были быть с механическим приводом. В школе № 2 девочек учили на машинках с электроприводом по инициативе учителей.

Старшеклассники раз в неделю ходили на завод «Металлист» – работали на конвейере и собирали пылесосы, добавляет Набока. Позже в Серпухове появился учебно-производственный комбинат, там были классы торговли, шитья, кулинарии и свои мастерские. Каждый школьник выбирал занятие по интересам. Например, если школьник учился на повара, то теоретические занятия проходили на комбинате, а на практику он ходил в магазин.

90-е годы: компьютеры и авторские программы

В это время появилась возможность менять содержание программ, рассказывает Наталья Набока. Например, если школа не может закупить машинки, шитьё разрешали заменить вышиванием, вязанием крючком или на спицах.

«Стали появляться авторские программы, которые утверждал учитель, – говорит педагог. – У нас, например, была авторская программа по домоводству. Приходила женщина, которая очень хорошо вязала, вышивала и могла обучать этому девочек. Её программу мы утвердили сначала в школе, а потом в городской секции. Её опыт перенимали в городе. Девочки также делали серёжки из солёного теста, брошки из природного материала».

По словам Натальи, занятия у мальчиков вёл штатный учитель труда. В школе была столярная мастерская с верстаками, пилами и другими инструментами, а также слесарная – со всеми станками.

Параллельно стали вводиться занятия на компьютерах. Компьютерный класс в школе оборудовали американцы из Ричмонда – благодаря личным связям директора с Министерством иностранных дел. Это были первые компьютеры во всём городе – БК 4 с защитными экранами.

«Программ по информатике тогда ещё не было», – подчёркивает бывший завуч.

Программу по информатике разрабатывали на месте – автором была молодая учительница из той же школы. С 1-го по 4-й класс – знакомство с компьютером, с 5-го по 9-й – освоение различных компьютерных программ, изучение языка Basic. В 10–11-х классах уже было программирование на разных языках, решение задач. Ученики направлялись на практику в компьютерный отдел ООО «СОЮЗ» и могли получить сертификат об окончании этой программы, вспоминает Наталья.

Когда информатика стала востребованной, завучу нужно было найти дополнительные часы на её углублённое изучение. Тогда ученики 8–9-х классов стали работать на компьютерах на уроках труда – для этого появилась новая программа предмета.

И в советской школе, и в 90-е годы дети до 5-го класса изучали «ручной труд», вспоминает Наталья Набока. Он был нацелен на развитие моторики и умения пользоваться разными инструментами: ножницами, линейкой. Детей учили работать с бумагой, картоном, природными материалами, тканью, иголкой и ниткой. Каждому разделу обязательно уделялись часы, всё было расписано, за выполнением программы следил завуч. В современных школах не всегда есть ручной труд, и дети, например, не умеют вдеть нитку в иголку, что-то вырезать ножницами, жалуется педагог.

Уроки технологии: зачем они нужны

Согласно современным федеральным государственным стандартам (ФГОС), технология должна преподаваться в любой школе вне зависимости от региона. «Неправильно относиться к ней как к предмету второго ряда», – подчёркивает директор Городского методического центра Андрей Зинин. По его словам, технология помогает ребёнку сформировать объективное представление о современном рынке труда и освоить прикладные умения, которые не будут лишними при выборе любой профессии.

«Действующая редакция ФГОСов предполагает, что современная школа может свободно определять и содержание учебных курсов, и количество часов на их изучение, – говорит Зинин. – Школы должны ориентироваться на те запросы, которые есть у учеников в каждом регионе».

К традиционному содержанию программы предмета относятся производственные технологии, например, металлообработка и деревообработка, швейное дело и кулинария.

«Всё это – не только воспоминания из нашего далекого школьного детства, но и актуальное содержание отдельных модулей школьных программ, в состав которых вошли и современные технологии. К ним относятся робототехника, медиатехнологии, информационные технологии, прикладные технологии в сфере креативных индустрий», – отмечает Зинин. Он говорит, что часто классические технологии противопоставляют современным, но это не соответствует реалиям современных профессий.

«Главный тренд рынка труда сейчас – синтез разных предметных областей, – говорит эксперт. – Наиболее успешным оказывается человек, который имеет максимально полное представление о различных технологиях и владеет современными инструментами. Поэтому, если ребёнок освоит модуль по металлообработке и вместе с тем заинтересуется программированием, он сможет в будущем разрабатывать, например, системы автоматизированного производства».

Во Всероссийской олимпиаде по технологии есть задания и по классической, и по современной технологии. Зинин приводит в качестве примера московскую школу № 1412. Её директор Александр Глозман – преподаватель технологии и победитель конкурса «Учитель года – 1997». Для учеников с 5-го по 9-й класс в этой школе создана среда, в которой встречаются технологии классические и современные. Это позволяет школьникам ежегодно занимать призовые места на различных олимпиадах.

Официальная позиция экспертов образования – дети, обладающие навыками ручного труда, будут востребованы на рынке. Но довольны ли сами школьники тем, что они изучают на уроках технологии? А что говорят по этому поводу их родители? Скоро поговорим и об этом – продолжение следует.

https://mel.fm/ucheba/shkola/4618537-shyem-fartuki-i-zabivayem-gvozdi-kto-pridumal-uroki-truda-v-shkolakh-i-izmenilis-li-oni-seychas